Герой среди героев

Героев Великой Отечественной, ее участников, увы, с каждым днем становится меньше. Но в Ростове живет уникальный человек, обладатель ордена Славы трех степеней, единственный в городе полный кавалер этих наград Юрий Михайлович Гришин.

- Для ветерана Великой Отечественной совсем молодой, - шутит Юрий Михайлович. - Ведь почти 60 лет прошло со дня Победы. Когда началась война, мне было 16 с половиной. Меня не призвали, было страшно обидно, ведь отец с первых же дней отправился воевать. После того, как от него пришло первое письмо, я сбежал из дому… Сейчас понимаю, как это было жестоко с моей стороны: только через два месяца смог послать домой весточку из военного училища. Что мама пережила за это время, страшно представить. Утешал себя тем, что с ней осталась моя девятилетняя сестричка Галочка.

Хранили молитвы родных

- Первый орден Славы получил за переправу через реку Свирь на рубеже Карельского фронта, - вспоминает Юрий Михайлович. - На небольшом участке между Ладожским и Онеж ским озерами целых три года длилось противостояние, и лишь в июне 44-го началось освобождение Карелии. Форсировать широкую глубоководную реку было трудно даже летом. Вода ледяная - не то, что в Дону. А над рекой - бомбардировщики. Река от взрывов бомб, снарядов и осколков была похожа на бурно кипящую воду.

Когда мы переправлялись в другом месте, под Лодейным Полем, отвлекая врага от форсирования, бойцы инсценировали ложную переправу, чтобы стянуть туда силы противника. Сделали чучела из сена-соломы, обрядили в армейскую одежду - издали, да еще в полутьме, похоже на людей. Я переправился первым и стал поливать огнем из автомата вражеские укрепления. Берег Свири лесистый, бой в лесу - дело нешуточное: пули свистят, а откуда и кто стреляет, не видно. И все-таки всю войну мне сказочно везло. Ни одного серьезного ранения. Только плечо оцарапало снарядом, а в другой раз пальцы зацепило.

- Это мы с мамой молились за него и за отца, - вставляет слово сидящая рядом сестра ветерана, Галина Михайловна. - И оба вернулись с войны живыми и невредимыми. Я всю жизнь верю в Бога, хотя и выросла в годы атеизма.

- Орден Славы 2-й степени получил за взятие Киркенеса, - продолжает Юрий Михайлович. - Там мы освободили лагерь пленных женщин с детьми. Никогда не забуду, как они плакали от радости.

Трое против японской заставы

- Орден Славы 1-й степени получил за взятие японской заставы под Сосновой Падью. Нас втроем послали в разведку. Прокрались ночью, бесшумно сняли ножами двух часовых. Один из наших остался сторожить, а мы вдвоем проникли внутрь казармы. Ведь страшно было: не знали, сколько там человек. Оказалось, всего семеро там и спали. Вырезали всех, но японцы нас засекли. Мы открыли огонь из автоматов, перебегая в темноте с места на место. Японцы подумали, что на заставу напал целый отряд, и стали отходить в сопки. Узнай они, что нас всего трое, пришлось бы худо.

25 декабря Юрию Михайловичу исполнится 80 лет. Он уже давно живет у своей 73-летней сестры.

- Если бы не она, остался бы на старости лет совсем один, - вздыхает ветеран. - В детстве я сестру нянчил, сейчас - она меня. Кто мог думать, что так выйдет?