Казнить нельзя помиловать

Священник, учитель, журналист, врач и еще семь человек различных профессий раз в месяц собираются в кабинете, куда во время работы запрещено входить посторонним. От их воли зависит, кому продолжать сидеть за решеткой до срока, а кто вскоре сможет оказаться на свободе. Они - Комиссия по помилованию Ростовской области.

Три года прошло с тех пор, как одиннадцать достойных жителей Дона впервые собрались вместе.

- Поначалу заседания проходили очень эмоционально, - вспоминает председатель комиссии Петр Тищенко. - Осужденные так описывали свою судьбу, что слезы вышибало. Потом смотрим: многие письма словно под копирку написаны. Оказалось, в каждой колонии есть «писари», которые по заказу осужденных составляют такие слезливые прошения.

У убийц тоже есть шанс выйти на волю.

По Конституции о помиловании может просить любой осужденный. Но не у всех есть шанс получить прощение. Практически невозможно за служить снисхождение киллерам и маньякам, насильникам и рас тлителям малолетних. Убийцы? Все зависит от обстоятельств.

- В прошлом году был помилован солдат, осужденный к 7 годам лишения свободы за убийство сослуживца во время несения караульной службы. Тот был пьян, на приказ остановиться не отреагировал. У часового не выдержали нервы, и он вы стрелил. Парень искренне переживал, характеризовался исключительно положительно, поэтому и было принято такое решение, - говорит Тищенко. - Конечно, этот случай нельзя сравнить с тем, когда молодой человек в группе зверски изнасиловал девушку, потом бедняжку привязали к дереву и пытались сжечь. И он просит: «Я человек ранимый, выпустите меня»…

За мешок картошки голодного шахтера посадили на четыре года.

Строгих правил, кого казнить, а кого миловать, нет. Милосердие - вещь иррациональная, в рамки законов ее не впихнешь. Верное решение подсказывает жизненный опыт и принципы гуманности и справедливости. Плюс здравый смысл, поскольку в случае с иными молящими о смягчении приговора зеками помилование - это не акт милосердия, а восстановление справедливости.

- Бывает, что за убийство дают шесть лет, а за менее страшное преступление семь или восемь, - комментирует Тищенко. - И таких случаев очень много. Рецидивист, прежде судимый восемь раз, до полусмерти избил человека и получил четыре года. В то же время парня из Волгодонска суд приговорил к шести годам заключения. Он напился, пришел на стоянку, пригрозил сторожу ножом и поехал кататься в чужой машине. Разве можно сравнивать эти два преступления?

Как грустный анекдот вспоминают в комиссии дело безработного шахтера. Чтобы не умереть с голоду, он несколько раз забирался в погреб к соседке и воровал соленья. Несколько раз воришку ловили, наконец суд определил - четыре года лишения свободы! Не поддержать его прошение было просто невозможно.

Пострадавшая попросила помиловать человека, который изуродовал ей лицо.

За три года комиссия рекомендовала освободить или снизить срок 42 осужденным. Перед тем как принять решение, рассматриваются все материалы дела, иногда даже приходится выезжать домой к осужденному, чтобы рас­спросить о нем родных и соседей.

Порой случается невероятное - за своих мучителей просят их жертвы.

Однажды комиссия рассматривала дело: молодой человек залез в дом, хотел совершить кражу. На беду хозяйка оказалась дома. Тогда вор решил убить женщину и полоснул ее ножом по горлу. Но промахнулся - лезвие прошло по лицу. Негодяя задержали, он был осужден. И вдруг несчастная женщина, когда спросили ее мнение, стоит ли миловать этого преступника, ответила: «Да». Члены комиссии были в шоке: как можно прощать такое?! Она объяснила: «Пусть он поймет, что добро сильнее зла»…