Кто защитит спасенных горняков?

23 октября 2003 года, около пяти часов вечера, в скиповой ствол шахты «Западная-Капитальная» хлынула вода. Под землей, на глубине 700 с лишним метров, оказались блокированными 46 горняков. Не имеющая аналогов в мире спасательная операция длилась шесть дней, но выжить удалось не всем. Механик Сергей Войтенок умер от полученных при аварии травм. Электрослесарь Сергей Ткач пропал без вести.

Аварию можно было предотвратить

Со дня аварии прошло больше года, но горняки, пережившие тот ужас, до сих пор стараются обходить шахту стороной. На дверях проходной, где в дни трагедии висели списки с фамилиями тех, кто находится под землей, сейчас табличка со значком высокого напряжения - «Опасно для жизни».

- Да, мы знали, что наша профессия - одна из самых опасных. Но кто же думал, что случится такое?! В феврале 2003-го «Западную» уже заливало. Слава Богу, тогда никто не пострадал. Позже мы видели, как в шахту струйками пробивается вода, но запрета на работу не было, поэтому все спокойно спускались в забой, - вспоминает горный мастер Михаил Иванов.

Он был одним из тех тринадцати человек, которых из подземного плена ­освободили самыми последними, и постра дал больше всех. Спасатели выносили его на носилках.

Конечно, простые шахтеры могли не знать о том, что скопившееся под землей озеро вот-вот хлынет в шахту. Но руководители предприятия, технадзор просто обязаны были это предвидеть.

- Да никому до этого дела не было! Чтобы наблюдать за старыми выработками и откачивать из них воду, нужно держать штат рабочих, платить им деньги, а это лишние расходы. Вот и понадеялись: авось, обойдется, - предполагает горнорабочий очистного забоя Олег Чебану.

Увы, не обошлось. Время все лечит, но вряд ли горняки смогут когда-нибудь забыть, как бродили во тьме и ледяной воде в поисках выхода, как передавали друг другу единственный оставшийся самоспасатель, чтобы сделать глоток воздуха, как теряли сознание и медленно угасали, уже не надеясь увидеть близких.

Компенсации только через суд

Задолженность по зарплате за 11 месяцев пострадавшим выплатили сразу после аварии: разнесли в конвертах по больничным палатам. Люди недоумевали: «Неужели обязательно нужно было стать заложниками затопленной шахты, чтобы получить честно заработанные деньги?» Однако на этом щедрость работодателей закончилась. Вы платы компенсаций за моральный и физический ущерб шахтерам пришлось добиваться через суд. Потерю здоровья «Компания Ростовуголь», в структуру которой входила «Западная-Капитальная», возместила угольщикам только через год после аварии. Что же касается компенсаций морального ущерба, то этих денег пострадавшие не получили до сих пор. Некоторым из них удалось собрать какие-то средства, открыть свое дело и стать на ноги, но это в основном молодежь. Большинство же едва сводят концы с концами.

- Моя семья существует на 2700 рублей в месяц. Это регресс и пособие по безработице, - говорит Олег Чебану.

Через два месяца у Олега истекает срок учета в Центре занятости, и нужно будет искать работу. Но в городе закрытых шахт ее практически нет. Если же и требуется где-то рабочая сила, то предпочитают брать молодых и здоровых. А для пострадавших горняков авария, увы, не прошла бесследно. И поездки в санаторий самочувствие улучшают лишь на время.

Семье погибшего Сергея Войтенка руководство предприятия обещало выделить деньги на покупку квартиры. Но слова так и остались словами - и его близкие по-прежнему ютятся впятером в двухкомнатной квартире на окраине Шахт.

- Нам сказали, что у предприятия нет денег на квартиры, - призналась дочь Сергея - Юлия. - Даже оградку с памятником на кладбище мы ставили сами…