Парадокс на полосе

Утверждают, что расцвет издательского дела в России пришелся на период Гражданской войны. А наш Ростов в 1918-1919 годах превратился в культурную столицу страны. Так ли это?

В. Л е б е д е н к о, Ростов

Чтобы выяснить, так ли это, мы пролистали несколько газет того времени.

Опасные гастроли

Судя по сообщениям, жизнь в некотором роде шла своим чередом: расписание работы торговой биржи, сообщения о выборах… Даже театры не прекращали выдавать публике новые шедевры - спектакли шли каждый день! Никогда донская земля не видела феериче ских представлений в таком обилии: по некоторым подсчетам, у нас в городе в то время было около 60 трупп! На Дон бежали и украинские артисты, и актеры из Петрограда. И всюду одна тема - «на злобу дня»: сцены из современной жизни (премьера грандиозного русского боевика «Набат») и жест кие сатиры. Смеялся город в то время парадоксально много и горько. Судите сами: «Кабаре КИ-КА-ПУ представляет: юморески, рассказы, куплеты», «В театре миниатюр сегодня комедия “Я на том свете”». И как свойство времени рядом с подобными объявлениями - нек рологи и сообщения о панихидах.

Все перемешалось: «послед ние телеграммы» с фронтов и сообщения из-за границы, информация об эпидемии сыпного тифа и реклама деревянной обуви («берегите кожаную на черный день!»). Частные объявления на тему «продаю все» - драгоценности, шубу, обувь, дом, ружье… Но вот пример того, что люди в страшное время все же не теряли человечности: «Приблудилась собака. Серая, куцая. Просьба хозяевам забрать».

«В бою под Темерницкой…»

Процветала публицистика. Любой современный журналист позавидует зарисовке Виктора Севского о детях, которые, подражая взрослым, играют в Гражданскую войну: «Вот Васятка подгибает ногу - ранен в бою под Темерницкойулицей, а Ване разбили голову камнем». Прибывавшие на Дон авторы моментально включались в работу. Так, Аркадий Аверченко оставил сразу в нескольких газетах критические материалы о театре и потрясающие фельетоны. Например, о ростовских «предпринимателях», маскировавшихся под ревизоров и «собиравших» взятки с нерадивых хозяев магазинов. Актуальны были бы и сейчас его выступления о выборах в городскую Думу и зарплате университетской про фессуры, которая была в 4 раза меньше официантских чаевых. Часто на страницах газет появлялись стихи Мариэтты Шагинян.

Не обходилось время и без курьезных происшествий. Так, в одной газете появилась заметка, сильно напоминающая эпизод из «Неуловимых мстителей». «В конце кабаре, устроенного в “Русском клубе” в пользу инвалидов, на эстраде показался капитан Пустяков и предложил оркестру исполнить “Боже, царя храни!” Но бывший при сем полковник заметил, что исполнение гимна было бы сейчас неуместно. Публика разделилась на две партии: одна требовала, другая протестовала. А пока спорили, оркестранты, боясь оказаться крайними, потихоньку разошлись».