Пропавших без вести нашли. В борделях Москвы

Десять пропавших без вести малолетних волгодончанок милиционеры нашли в одном из борделей Москвы. Вербовщицей и сутенершей юных жриц любви была их ровесница и землячка.

В течение месяца в Волгодонске исчезали несовершеннолетние девочки. Они уходили в школу или просто на прогулку и не возвращались. С каждым новым заявлением от родителей милиционеры убеждались, что междупропавшими существует какая-то связь. Все они жили в одном районе города, трое даже учились в одной школе.

Известие о том, что девочка исчезла и ее ищет милиция, взбудоражило весь класс.

Опросив большое количество людей, милиционеры выяснили, что перед исчезновением с каждой из девочек контактировала их ровесница, жившая все в том же районе. Как оказалось, она уже была известна местным правоохранительным органам. Год назад ее тоже разыскивали, как пропавшую без вести.

Когда восьмиклассница Ирина Симонова однажды не пришла в школу, никто особенно не удивился. Она часто пропускала занятия. Но известие о том, что девочка исчезла и ее ищет милиция, взбудоражило весь класс. Однако через полгода Симонова вернулась. Она приехала повзрослевшая, модно одетая и смотрела на своих сверстников, как на малышей.

- Я уже достаточно взрослая! - объявила она родне. - Буду жить там, где захочу! И попрошу больше в ментовку не бегать…

«Только забитые дурочки торчат в этой ды ре!»

Но Симонова вернулась в город не случайно. Все шесть месяцев она провела в Москве, работая жрицей любви. Там Ира и познакомилась с человеком, которого все называли Амир. Он поставлял в Первопрестольнуюсекс товар и однажды предложил юной проститутке заняться с его помощью аналогичным бизнесом. В качестве оплаты пообещал триста долларов за каждую душу.

Приехав в Волгодонск, Ира начала присматривать кандидаток. Для новичка она работала достаточно успешно. Собирала информацию о тех, кто, несмотря на юный возраст, уже познал сладость любви и не был щепетилен в выборе сексуальных партнеров.

- Только забитые дурочки торчат сейчас в этой дыре! - вещала сутенерша. - Посмотри на меня - прикид, деньги! А что ты имеешь? Спишь бесплатно совсякими придурками. Учти, к нам берут не всех. А только очень симпатичных. Хозяин у нас добрый. Могу замолвить за тебя словечко…

Самой младшей жрицей любви была двена дцатилетняя Лена…

Рассказы о роскошной жизни жриц любви в Москве привлекли десятьволгодончанок. Симонова давала им четкие инструкции перед отъездом - самое главное не вы звать подозрения у родителей. Ничего особенно с собой не брать и не болтать. Новеньких отвозили в Химки, где они первое время жили и принимали клиентов в трехкомнатной квартире в многоэтажном доме. Хозяин сразу же вез их на рынок и покупал новую одежду и белье, а ночью проверял способности стажерок в сексуальном плане.

Все десять волгодончанок оказывали интимуслуги в борделях Химок и Москвы в течение трех месяцев. Самой младшей жрицей любви была двена­дцатилетняя Лена. Одну из девочек три раза перепродавали. Однажды, сбежав от очередного хозяина, ей удалось связаться с матерью, которая и забрала за­блудшую дочь домой.

Бегут, чтобы стать проститутками.

Сейчас десять бывших без вести пропавших девочек возвращены домой. Вербовщица - сутенерша тоже в Волгодонске. Уголовного дела на нее не заведено. Никто не жалуется, все было добровольно. Что касается «доброго» хозяина Амира, то он в бегах, его личность еще не установлена.

Как рассказал оперуполномоченный отдела ОУР по розыску без вести пропавших УВД Волгодонска Герман Сельдин, который и занимался поисками исчезнувших девочек, это далеко не единственный случай в его практике. Не раз обеспокоенные родители прибегали в милицию и писали заявления о том, что их дочери ушли из дома и не вернулись, а потом выяснялось, что отпрыски отправились в столицу или вообще за границу торговать своим телом.

P. S. Фамилии в материале из менены.