Служить бы рад - не в армии, уж точно!

Осенью прошлого года правительство узаконило альтернативную форму службы в армии. Призывники, долго боровшиеся с военкоматами за право не маршировать с автоматом, а работать в госпиталях и подсобных хозяйствах, наконец получили такую возможность. Трудовое соглашение вместо присяги, три года вместо двух в казарме, обязательство ехать, куда пошлют, и работать, кем скажут, - такова цена убеждений.

Что это такое - альтернативная служба, выяснял корреспондент «АиФ наДону», отправившись в гости к первым в наших краях «альтернативщикам».

Витю и Сашу в поселке Кадамовском, что за Новочеркасском, знают все. Не заметить их просто невозможно. В отличие от местных мужиков они совсем не пьют, не курят, не ругаются матом и не пытаются «клеить» девушек в единственном поселковом баре.

О том, что служба будет не сахар, юношу предупредили заранее.

22-летний Витя Бурлаченко из Неклиновского района добивался альтернативной службы три года. К «Свидетелям Иеговы» его еще в 14 лет привели верующие родители. К призывному возрасту Витя был настолько религиозен, что идти в армию отказался категорически. Военкомат передал дело в прокуратуру. До суда, правда, не дошло. Потом подоспел закон об «альтернативке». О том, что служба будет не сахар, юношу предупредили заранее. И хотя Виктор имел опыт тракториста, его отправили работать свинарем в подсобное хозяйство Министерства обороны «Кадамовское». Мол, не хочешь нюхать порох - понюхай навоз.

- Никак не могу к запаху привыкнуть, - жалуется Витя. - А так ничего, нормальная служба. Люди добрые, только пьют много и в Бога не верят.

Наставить селян на путь истинный Витя намерен всерьез. Как только потеплеет, собирается пойти по поселку с проповедями. Начнет, наверно, с соседа по комнате. Тот религиозными запретами не отягощен и все время говорит о девушках, чем очень смущает.

Чтобы не за мерз ли, им выдали по четыре одеяла.

В общежитии, перестроенном из старого административного здания, несет сыростью. Туалет во дворе, там же вода. В ветхих комнатах только умывальники и электроплитки. Без печек было бы совсем худо. Даже когда на дворе плюсовая температура, после пяти минут пребывания в комнате начинают коченеть ноги. Зимой «альтернативщиков» выручали лишь четыре одеяла, выданные каждому администрацией.

Выезжать из поселка ребята не имеют права: для этого нужно письменное разрешение руководства хозяйства. Рабочий день с девяти до пяти. Вечером - чтение религиозной литературы и молитва. Молиться можно и в обед. За питание, кстати, платят из своего кармана - в сутки 60 рублей.

За работу получают зарплату. 2000 рублей в месяц считается в поселке неплохой суммой. Правда, Виктор Бурлаченко признается, что денег еще не видел.

«Мужики удивляются, что я на работу без сумки хожу. А при мне им воровать стыдно».

Обед. В столовую входят скотники и помогающие в хозяйстве солдаты-срочники. Все взгляды - на застывшего с за крытыми глазами над накрытым столом Сашу Писаренко: каждый раз перед обедом 26-летний баптист читает обязательную молитву.

- Местные уже привыкли, а вот солдаты и смотрят, и общаются с презрением, - делится Александр. - Они считают, что я просто «кошу» от армии. Не понимают, что Бог каждому свой путь определил.

Хотя, как потом выясняется, и с поселковыми мужиками у Саши отношения натянутые. Не пьет, не курит и не интересуется женщинами, блаженный, так ведь и воровать не дает!

- Они говорят, что раз зарплата маленькая, то можно что-то домой унести, - рассказывает Писаренко. - Еще удивляются, что я без сумки на работу хожу. Но я не ворую, а им при мне стыдно, вот они и злятся.

Зато не намолятся на Сашу женщины. Повариха кладет ему лучшие куски. Месяц назад, когда буря оставила поселок без электричества, Писаренко в составе бригады электриков круглые сутки чинил провода и, как признают многие, именно благодаря ему все было сделано быстро. Ведь Саша - дипломированный инженер, окончивший институт дома, на Ставрополье.

- Нет, рекомендовать альтернативную службу я никому не буду, - говорит он. - Каждый сам выбирает, что ему ближе - армия или вера. Здесь, конечно, тяжело, но я молюсь и знаю, что Бог не оставит…

Справка

· В 2004 году желание проходить службу на альтернативной основе высказали 44 призывника из Ростовской области. Однако только одиннадцать человек подписали трудовые соглашения и отправились на предприятия - командировки были в основном в Нижний Тагил, на вагоноремонтный завод, в Смоленск и Тюмень. Остальные пока ждут отправки.

· Семеро молодых людей, ранее упорно добивавшихся «альтернативки», впоследствии отказались служить вообще. За уклонения от прохождения службы один из «отказников» был осужден.

· В нынешнем году желающих служить по альтернативному вариантуна Дону набралось 11 человек.