Степные антилопы. Вернутся ли на Дон?

В начале ноября на свет появилась первая Красная книга Ростовской об­ласти. Однако это не только предмет гордости работавших над этим изданием донских ученых, это еще и повод задуматься, что ждет нас в будущем­, если мы не перестанем потребительски относиться к окружающей нас природе.­

В XV - XVI веках на Дону во множестве водились зубры и туры - прародители нашего домашнего крупного ­рогатого скота. Но люди уничтожили всех до единого. Теперь эти животные занесены в Красную книгу и в нашей области уже не встречаются. Ко всему прочему, туры полностью исчезли как вид.

Птиц губят пестициды

- Таких примеров немало. Деятельность человека всегда сводилась либо к прямому уничтожению птиц и животных, либо к изменению условий обитания, что тоже неизбежно приводило к гибели, - говорит профессор кафедры зоологии Ростовского госуниверситета Виктор Миноранский. - Были на Дону сайгаки и тарпаны - близкие родственники лошади Пржевальского. Сейчас в мире нет ни одной особи тарпана.­

Сайгаку повезло больше. В начале XX века эта степная антилопа считалась исчезнувшим видом, но потом небольшое стадо все-таки удалось найти в Казахстане. Его взяли под строжайшую охрану, и численность сайгаков была восстановлена. Но в 90-е годы их снова начали истреблять. Теперь людей интересовало не только мясо, но и ценные рога. По ­официальным данным, сайгаков осталось не больше 17 тысяч особей. Сейчас в Орловском районе Ростовской области создается специальный питомник, куда на пробу завезли восемь голов. Если они приживутся, на Дону, как в былые времена, будут водиться степные антилопы.

В Красную книгу нашей области занесена большая группа хищных птиц. Степной орел раньше обитал у нас повсюду, а теперь можно встретить всего несколько гнезд в районе Заветного. На грани исчезновения могильник и канюк-курганник. Стрепетов когда-то возили на рынок подводами, теперь они считаются редкими. На грани исчезновения находится дрофа, пропал тетерев.

Еще несколько десятков лет назад постоянным жителем дельты Дона был белоглазый нырок. Со временем из промысловой птицы он превратился в редкую. Сейчас на Дону можно встретить не больше двух десятков особей. Дело в том, что организм нырка отличается способностью накапливать пестициды, которые приводят к его гибели. Но это еще не все. Возможно, химикаты действуют таким образом, что нырки откладывают яйца с очень тонкой скорлупой, которая ломается, когда они пытаются высиживать птенцов.­

Вообще увлечение пестицидами и неправильное их использование - одна из основных причин гибели птиц. Под Пролетарском два года подряд от ядохимикатов гибнут гуси и утки. Подобные случаи были в Азовском районе. Нарушаются самые элементарные правила. К примеру, препарат базудин разбрасывают по поверхности почвы. Но ведь этого ни в коем случае нельзя делать! Он похож на зерно, поэтому птицы его склевывают. Его нужно обязательно погружать в поч­ву культиватором, тем более, что тогда он и действует гораздо эффективнее.

Нет рыбы - нет реки

Катастрофическая ситуация на Дону с рыбой. Сократилось количество сельди­. Осетровых в былые времена считали на миллионы, сейчас популяция лишилась промыслового значения.

- Для нереста рыбе нужен тонкий, хорошо прогреваемый слой воды, - объясняет Виктор Аркадьевич. - А мы понастроили плотин, и даже изредка работающие рыбоподъемники не спасают положения. Мы теряем исконно дон­скую природу с ее особенностями и биоразнообразием.