Стоп, снято!

В фильмографии корифея театра драмы Игоря БОГОДУХА 16 картин. Две последние - роли в сериалах именитого нынче земляка Кирилла Серебренникова, который снова пригласил поработать народного артиста, правда, в этот раз на сцене: сейчас в Ростове идут репетиции спектакля по пьесе Рональда Харвурда «Квартет». Тем не менее разговор с самым снимаемым ростовским актером зашел именно о кино.

«Я посмотрел свои пробы и ужаснулся…»

- Игорь Александрович, какую из 16 лент вы считаете самой удачной?

- Самую первую - «Миллион в брачной корзине». Обойма актеров была великолепная, на съемках сложилось некое братство. Мы до сих пор дружим с Мишей Ширвиндтом, и когда он бывает на гастролях, обязательно встречаемся.

- Со Всеволодом Шиловским у вас еще более тесные связи: он даже приезжал на Ваш юбилей.

- Да, мы друзья. А началось с того, что он поставил у нас два спектакля, и один из них - «Моя профессия - синьор из общества» стал основой для «Миллиона…», поэтому, когда встал вопрос, кого брать на главную роль, он позвал меня. Я, кстати, посмотрел свои пробы и… ужаснулся, был просто раздавлен! А Шиловский - мне: «Ты чего такой перекошенный? Отлично сыграл!»

- Но «Миллион» был откровенно коммерческой картиной…

- А актерской удачей я считаю разорившегося еврейского миллионера («В Крыму не всегда лето» - о жизни Дмитрия Ульянова). Вот это роль! Мне даже побороться за нее пришлось. Режиссер сказал: «Игорь, ты не подходишь, нужен маленький сухой человек». Но я уговорил меня посмотреть… Жаль только, прокат этой картины прошел юзом, у меня ее даже на кассете нет. Я вообще свои фильмы не собираю.

«Я думал, Софико Чиаурели - баронесса, которая себе цены не сложит…»

- Вам посчастливилось работать с любимым актером Тарковского - Николаем Гринько…

- Дядя Коля Гринько - замечательнейший человек! На первом фильме я жутко нервничал по поводу каждой задержки: моя сцена, а мы все не начинаем! Он отвел меня в сторону: «Игорь, вытащишь свое волнение на экран, сыграешь плохо. И некому будет объяснить: это, мол, оттого, что сцену задержали». А как-то в Челябинске мы снимались с ним в «Сталеварах». Я играл бывшего рабочего, карьериста-партийца, и все не мог придумать, как показать его «дешевизну». И вдруг в столовой дядя Коля мне говорит: «Игорь, вот эта дрянь, которая выбилась “в люди”, старается показать, какой он весь из себя аристократ. Так ты возьми эту алюминиевую ложку и начни протирать ее салфеткой»… Маленький приемчик, а как характеризует человека, блеск!

- Вы ведь со многими звездами снимались, кто из них «обманул» ваши ожидания?

- Очень удивила Софико Чиаурели. Я думал, это такая баронесса, которая себе цены не сложит, а оказалась - милейшей души человек. На съемках в Лондоне она была моим бессменным гидом, хорошо язык знает. Дважды я бывал у нее дома, в Тбилиси: они с Котэ Махарадзе - просто фейерверк: постоянная словесная пикировка и при этом такая любовь! Приятно было общаться с Удовиченко, с Наташей Гундаревой (показывает фото в обнимку сГундаревой, пришпиленное к зеркалу гримерки). Вообще многие из тех, кто на экране играет сволочей, в жизни симпатичные люди. И наоборот.

«Серебренникову плевать, в каких отношениях он с актером»

- Как-то Вы признались, что на худсовете буквально «размазали» «Маленькие трагедии», которые Серебренников поставил в драмтеатре…

- Да, мне спектакль абсолютно не понравился! Три Пушкина эти…

- …и тем не менее он пригласил вас играть в своих сериалах. Не удивило это предложение после такого неприятия его режиссерской манеры?

- Кирилл - доброжелательный режиссер и тактичный человек, так его родители воспитали. Несмотря на нашу стычку, он однажды спросил: «Игорь Александрович, будете со мной работать? Есть пьеса». Я прикинул и решил: если что-то меня не устроит, сразу выскажу. «Давай, - говорю, - попробуем». Ведь чем настоящий творческий человек ценен? Ему плевать, в каких отношениях он с актером. Главное - чтобы подходил на роль! Правда, тогда мы даже не успели начать репетиции, Кирилл уехал, зато сейчас приехал ставить спектакль на четырех народных: Шкрабак, Яблокову, Бушнова и меня.