Хлебнул лиха под станцией Лихой

У четы ростовских ветеранов Степана Даниловича и Александры Михайловны Полищук в этом году двойной юбилей - 60 лет со дня Победы и столько же со дня их свадьбы.

Они познакомились в 1942-м в оккупированном Ростове. Она работала бухгалтером в штабе, он был летчиком-истребителем.

- Я жила тогда на Военведе, рядом со штабом и военным аэродромом, - вспоминает Александра Михайловна. - Война, бомбежки - страшное время. И все-таки жизнь брала свое. По вечерам мы бегали на танцы. Туда же ходили и летчики с аэродрома. Однажды красивый молодой летчик пригласил на танец. В тот момент я и подумать не могла, что это будущий муж, с которым я проживу 60 лет.

Почти всю войну влюбленные не виделись. Чаще писали друг другу письма. Эскадрилью Степана перебрасывали с места на место.

«Я свой! - крикнул ему Степан. - Не бойся!»

Однажды, когда эскадрилья Полищука сопровождала штурмовиков, над станцией Лихой Ростовской области его самолет подбили из зенитки. Летчик с трудом посадил машину. Была середина марта, холодно, шел снег. Степан решил вернуться на аэродром пешком. Прошел километра три. Вышел к маленькому населенному пункту, всего несколько домов. И вдруг - навстречу человек. Увидел бредущего летчика, испугался. «Я свой! - крикнул ему Степан. - Не бойся!» Оказалось, это был мест ный кузнец Николай Авдеев. Степан с подозрением оглядел его: мужик здоровый, а не на фронте. «А ты не полицай? - поинтересовался летчик. - Почему не воюешь?» Кузнец молча закатал рукав и показал ссохшуюся руку. «Немцев тут нет?» - спросил Степан. Кузнец покачал головой: «Они сюда не заходят». Но едва Степан вошел в дом хуторянина, за окном затарахтели фашистские мотоциклы. Степан растерянно посмотрел на Авдеева: «А ты говорил, немцев нет…»

Кузнец распахнул кухонный шкаф, кивнув летчику: «Лезь туда быстро». Степан залез и затаил дыхание. Мотоцикл остановился возле дома. Фашисты искали сбитого летчика. Степан слышал, как кузнец говорил, что уже месяц на хутор никто чужой не заглядывал. «Вдруг обыск учинят? - подумал Степан и нащупал рукоять пистолета. - Живой не дамся». И вдруг увидел, что немцы выходят за порог. Постреляв у бедного кузнеца последних кур, они покидали их тушки в мотоцикл и уехали.

«Какой ты летчик? Так, в тулупе драном, и летал? Летчики в коже ходят».

Степан хотел уйти, но кузнец предложил дождаться ночи. Накормил, напоил, дал теплый тулуп взамен кожаной летной курт ки. И даже подвез на лошади. Фронт был в 40 километрах от хутора - идти далеко. Летчик шел не дорогой, а посадками, избегая людей. Периодически слышал выстрелы, немецкую речь…

Внезапно Степан наткнулся на кавалерийский разъезд. «Эй, мужик! - окликнули его. - Мы ищем сбитого летчика. Не видел?» У Степана от счастья слезы выступили: «Да я это и есть». «Какой ты летчик?- отмахнулись кавалеристы. - Так, в тулупе драном, и летал? Летчики в коже ходят». Но все же отвезли его на ближайший аэродром. Там связались со 182-м истребительным авиационным полком. «Есть у вас летчик Полищук?» «Живой! - ахнули на томконце провода. - А ну-ка доставьте сюда». Так Степан снова вернулся в свой полк. Он до сих пор помнит имя кузнеца, спасшего его от гибели под станцией Лихой.

Всего за войну Степан Данилович совершил 400 боевых вылетов, сбил 12 вражеских самолетов. Награжден двумя орденами Красной Звезды, двумя - Красного Знамени и двумя - Отечественной войны 2-й и 1-й степеней. Дважды участвовал в освобождении Ростова.

Судьба берегла Степана Дмитриевича: за всю войну он получил лишь легкое ранение в ногу. Сберегла судьба и его любимую женщину, Сашеньку, к которой он вернулся после войны. Через два месяца после Победы они поженились. И живут вместе счастливо до сих пор.