За Георгиевский крест он нес крест врага народа

Спасение во время гибели «Варяга», прием у императора Николая II, ссылка в лагерь при советской власти… 82-летняя ростовчанка Мария Ивановна Можейко в год столетия подвига русских моряков вспоминает о причудливой судьбе своего отца, матроса Ивана Капленкова.

Герой русско-японской войны…

- Отца забрали в армию в 21 год, определили служить на боевой крейсер наводчиком орудий, - рассказывает Мария Ивановна. - После боя с японской эскадрой и затопления «Варяга» он в числе выживших моряков был поднят на борт французского корабля, привезен в Порт-Саид, а затем отправлен в Россию.

Впоследствии Иван Ефимович не раз вспоминал прием в императорском дворце, где Николай II лично прикрепил на грудь матроса Георгиевский крест, вручил именные часы и благодарственную грамоту. После царского обеда в честь моря ков роскошный сервиз, украсивший стол, был роздан морякам. Но самой большой наградой было разрешение оставить воинскую службу. Иван Капленков поехал в Ростов-на-Дону, к своей невесте Катеньке. Назначенное императором пожизненное содержание могло обеспечить жизнь героя Русско-японской войны, если бы в стране не сменилась власть.

- Отец всегда гордился царскими подарками, охотно показывал их всем, - вспоминает Мария Ива новна. - По празд никам надевал Георгиевский крест. Ему бы ло чем гордиться. Кто бы мог подумать, что это навлечет беду.

… и зек

Однажды ночью в дом Капленковых ворвались люди в черных кожаных куртках. Предъявили ордер на обыск и арест главы семьи. На дворе 31-й год, массовые репрессии были еще впереди, и никто не ожидал такого.

- Кто-то написал на отца донос, - рассказывает Мария Ивановна. - Мол, гордится императорскими наградами, восхваляет жизнь при царе. Все думали, это ошибка: скоро все разъяснится и отца выпустят. Но его осудили на пять лет за антисоветскую пропаганду и сослали в Архангельскую область, в лагерь под поселком Котлас. Без права переписки, как политза ключенного. Так герой войны превратился в государственного преступника. Отцу исполнилось уже 53 года, он был седой, за что зеки прозвали его Дедом. Надсмотрщики из уважения к возрасту, а может, к заслугам перед Отечеством не посылали его на лесозаготовки. Он работал лагерным кашеваром.

Через три с половиной года Капленкова освободили за примерное поведение. Изъятые во время обыска именные часы и царскую грамоту так и не вернули. А впереди ждали страшные испытания: Великая Отечественная война, оккупация Ростова. Дочь Марию угнали в Германию. Казалось, в жизни не будет никакого просвета.

Снова признание

В 1946 году писателя Александра Степанова наградили госпремией за историческую дилогию «Порт-Артур», рассказывающую о подвиге «Варяга». И в Ростове сразу вспомнили, что здесь живет моряк с легендарного крейсера.

- Отца просили выступать перед школьниками и студентами, - вспоминает Мария Ивановна. - В 1954-м его пригласили на празднование 50-летия подвига моряков в Москву, где он был награжден медалью «За отвагу». В том же году и умер. На его могиле на Братском кладбище поставили скромный бетонный обелиск, который через полвека так обветшал, что невозможно было прочесть даже надпись на нем.

В годовщину столетия подвига «Варяга» Ростовское отделение Всероссийского общества охраны памятников установило новый обелиск, а региональное Морское собрание взяло шефство над могилой матроса.

Справка

«ВАРЯГ», русский крейсер (в строю с 1901 г.). В начале Русско-японской войны - 27.1(9.2).1904 г. «Варяг» (капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев) вместе с канонерской лодкой «Кореец» героически сражался у Чемульпо (Корея) с японской эскадрой. Ввиду угрозы захвата противником был затоплен командой, а «Кореец» взорван. Этому подвигу посвящено несколько песен.