Закрытие шахт приведет к катастрофе.

Несколько лет назад на закрывающейся шахте «Глубокая» произошла трагедия. На глубине 610 метров, под сводом бывшей насосной камеры, оказались запертыми тысячи кубометров воздуха. При затоплении шахты воздух сжался до 32 атмо­сфер. Из-за этого в засыпанном раньше шахтном стволе обрушилась порода и вода вырвалась почти на 400 метров вверх, на уровень, где находились люди. Погибли три человека.

На ликвидацию одной шахты, если делать все как полагается, по некоторым данным, нужно не меньше миллиарда рублей. В 90-х годах угольные предприятия закрывались на скорую руку, без всякого учета необходимых норм и требований. Последствия не заставили себя долго ждать, обернувшись не только социальной напряженностью, но и экологическими проблемами, которые сейчас ставят в тупик природо­охранные ведомства и ученых.

Огненная река

По данным «Экологического вестника Дона» областного Комитета по охране окружающей среды, затопление шахты в Донецке привело к тому, что 34 гектара в центральной части города оказались подтопленными. Водой заполнились подвалы окрестных домов. Временами она течет даже по улицам. В Шахтах ситуация еще серьезнее: подтоплено 50 квадратных километров - треть города. Тревожные сигналы приходят из Новошахтинска и других населенных пунктов Восточного Донбасса. Но это далеко не все. Экологи бьют тревогу по поводу ухудшения качества воды поверхностных и подземных водных объектов. Порой оно настолько низкое, что вода становится непригодной не только для питья и хозяйственных нужд, но даже для технического водоснабжения. К примеру, в реке Атюхта, в районе Шахт, содержание марганца в 235 раз превышает предельно допустимую норму, концентрация алюминия больше положенной в 92 раза. А река Аюта одно время вообще была красного цвета из-за повышенного содержания железа.­

«Мертвый» воздух

Другая проблема, которая тревожит специалистов, - это выход на поверхность «мертвого» воздуха - газовой смеси с пониженным содержанием кислорода и взрывоопасной концентрацией метана. В Ростовской области было зафиксировано несколько случаев гибели людей в колодцах­ и подвалах, заполненных «мертвым» шахтным воздухом.

Обострилась ситуация с горными отвалами. За по­следние несколько лет в Шахтах загорелись терриконы ЦОФ «Аютинской», «Южной», «Глубокой» и шахты «20 лет РККА», начал дымить старый отвал в поселке Власовка. В Новошахтинске активизировались новые терриконы на шахте «Самбековская» и угольном предприятии имени Кирова. Половина из обследованных горных отвалов находится всего в 100 метрах от жилых домов, а то и еще ближе. Работы по их тушению были прекращены с началом программы реструктуризации шахт. Существование взаимосвязи между горящими горными отвалами и легочными заболеваниями у живущих поблизости людей пока никто точно не доказал. Но статистика заставляет задуматься: болезни органов дыхания в нашей области стоят первыми в списке…

Пока гром не грянул…

Из-за полного или частичного затопления шахт продолжается оседание земной поверхности. В прошлом го­ду на территории угольных предприятий специалисты за­фиксировали 50 провалов разной глубины, которые требуют скорейшей засыпки. Ликвидация шахт привела­ к тому, что во многих городах области стали разрушаться здания, огромные территории превратились в болота.­

Сейчас работы по ликвидации негативного воздейст­вия закрытых шахт ведет и финансирует Донбасский фи­лиал государственного управления по реструктуризации шахт. В основном все сводится к бурению водоотводящих­ скважин, строительству очистных сооружений шахтных вод, тушению горящих терриконов… Но работа идет очень медленными темпами. К тому же эффективность очистных сооружений, которые проектирует ГУРШ, очень низ­к­ая. Что же касается финансирования, то, по информации­ ОАО «Ростовгипрошахт», на ликвидацию последствий за­крытия шахт в 2002 году было выделено всего 23 с половиной процента всего объема финансирования. А в про­­шлом году еще около семи процентов запланированной сум­мы. Ко всему прочему на территории Восточного Донбас­са до сих пор нет системы комплексного экологи­ческого мониторинга, нет единого ведомства, которое за­нималось бы этой проблемой, нет четкой реальной программы и нормального финансирования. Ситуация грозит стать катастрофической. Но пока гром не грянул…